Спонтанное выражение эмоций

Исследование подлинных эмоций сталкивается со значительными трудностями. Действительно, как получить достаточно большое число раз­личных фотографий подлинных эмоциональных реакций? Как вызвать у человека реальное переживание эмоций, не вторгаясь в его жизнь? Стре­мясь преодолеть подобные затруднения, некоторые психологи прибегали к весьма драматическим методам. К наиболее известным из такого рода исследований относятся эксперименты Лэндиса2.

Лэндис проводил свои эксперименты в 20-х годах (результаты их опубликованы в 1924г.). Это были, несомненно, очень жестокие экспери­менты. Так, чтобы вызвать сильные отрицательные эмоции, за спиной ис­пытуемого неожиданно раздавался выстрел, испытуемому приказывали отрезать большим ножом голову живой белой крысе, а в случае отказа экспериментатор сам у того на глазах совершал эту операцию; в других случаях испытуемый, опуская руку в ведро, неожиданно находил там трех живых лягушек и одновременно подвергался удару электрического тока, и т.д. Но именно поэтому в эксперименте Лэндиса удавалось вызы­вать подлинные эмоции.

На протяжении всего эксперимента испытуемых фотографировали. Чтобы облегчить объективное измерение мимических реакций, основные группы мышц лица обводились углем. Это позволяло впоследствии — на фотографиях — измерять смещения, которые происходили при различных эмоциональных состояниях в результате сокращения мышц.

1 Рейковский Я. Экспериментальная психология эмоций. М.: Прогресс, 1979.
С. 139-146.

2 См. Crofts L.W., Schneirla Т.С., Robinson E.E., Gilbert R.W. Recent Experiments in
Psychology. N.Y.: McGraw Hill, 1938. Part VII.


442 Тема 10. Внутренняя регуляция деятельности: психология эмоций

Попытки установить, какие группы мышц участвуют в выражении отдельных эмоциональных состояний, дали отрицательные результаты. Вопреки ожиданиям оказалось невозможным найти мимику, типичную для страха, смущения или других эмоций (если считать типичной мими­ку, характерную для большинства людей).

Следует подчеркнуть, что типичные мимические корреляты не были найдены не только для ситуаций, которые классифицировались как вызы­вающие страх, смущение и т.д., но и для тех эмоциональных состояний, ко­торые определялись так самими испытуемыми (т.е. для тех случаев, когда последние утверждали, что они испытывали страх, отвращение и т.п.).

Вместе с тем было установлено, что у каждого испытуемого есть не­который характерный для него репертуар мимических реакций, повторяю­щихся в различных ситуациях: закрывать или широко раскрывать глаза, морщить лоб, открывать рот и т.д.

Эти результаты противоречат как данным, полученным в других вы­шеупомянутых исследованиях, так и повседневному опыту.

Некоторый свет на причину такого несоответствия другим исследо­ваниям проливают данные дополнительных опытов, проведенных Лэнди-сом с тремя из его испытуемых. Он просил их попытаться изобразить не­которые эмоции, испытанные ими в эксперименте (религиозные чувства, отвращение, страх и т.д.). Оказалось, что мимическая имитация эмоций со­ответствовала общепринятым формам экспрессии, но совершенно не совпа­дала с выражением лиц тех же самых испытуемых, когда они переживали подлинные эмоции. Таким образом, следует различать общепринятую, кон­венциональную, мимику как признанный способ выражения эмоций и спон­танное проявление эмоций.

Представление о том, что по выражению лица можно судить об испы­тываемых человеком эмоциях, верно, если оно относится к конвенциональ­ным мимическим реакциям, к тому своеобразному языку мимики, кото­рым пользуются люди для преднамеренного сообщения о своих установках, замыслах, чувствах. Возможно, что это представление верно и в отношении спонтанной мимики, но при условии, что имеются в виду хорошо знакомые люди. Когда нам приходится долго общаться с человеком, мы узнаем, что такое-то выражение лица означает у него раздражение, тогда как другое — восторг. Помимо общего языка эмоций, необходимо знать еще язык инди­видуальный, т.е. язык мимики конкретного человека. Обычно мы постига­ем язык эмоций лишь близких нам людей.

Исследования Лэндиса указывают на необходимость различения не­произвольных мимических реакций, которые являются автоматическим следствием переживаемых эмоций, и произвольных выразительных дей­ствий, возникающих в результате намеренного сокращения мышц лица. Об этом же говорят данные исследований, посвященных изучению развития мимики ребенка.


Рейковский Я. Выражение эмоций - мимика, пантомимика, вокализация 443

У младенцев мимика является сравнительна бедной. Гудинаф обна­ружила у десятилетней слепоглухой девочки хорошо сформированные мимические схемы почти всех видов, описываемых шкалой Вудвортса и Шлосберга. Это значит, что мимические схемы являются врожденными. Согласно наблюдениям других авторов, у слепых детей плохо формиру­ются произвольные мимические реакции, но спонтанное выражение чувств не отличается от зрячих; с возрастом мимика зрячих становится все более выразительной и богатой, тогда как мимика слепых детей либо не изменяется, либо становится еще более бедной1.

Таким образом, на формирование мимического выражения эмоций оказывают влияние три фактора:

— врожденные видотипичные мимические схемы, соответствующие
определенным эмоциональным состояниям;

— приобретенные, заученные, социализированные способы проявле­
ния чувств, подлежащие произвольному контролю;

— индивидуальные экспрессивные особенности, придающие видовым
и социальным формам мимического выражения специфические черты,
свойственные только данному индивиду.

Следует отметить, что такая индивидуальная специфика может быть как более, так и менее выраженной. Так, например, в группе из 12 испытуе­мых Колмен выделил только двух, у кого мимика была выразительной и обнаруживалась устойчивая связь между эмоциями и их выражением2.

Пантомимика,

Выражение эмоций голосом

Исследования жестов и голоса выявляют влияние аналогичных фак­торов. Так, эксперименты, в которых эмоции определялись по заснятым на кинопленку движениям рук опытного актера, показали, что уровень точно­сти оценок является примерно таким же, как при определении эмоций по выражению лица.

В состоянии эмоционального возбуждения обычно возрастает сила голоса, а также значительно изменяются его высота и тембр. Отдельные интонационные колебания высоты могут охватывать целую октаву3.

Неоднократно предпринимались попытки выявить при помощи зву­козаписи вызываемые эмоциями изменения голоса. Однако в виду множе­ства факторов, от которых зависят особенности записи, эти попытки до сих пор не увенчались успехом.

'Цит. по: Woodworth R. S., Schlosberg H. Experimental psychology. N.Y.: Holt, 1955. P. 130-131.

2 См. там же. Р. 120. 3См. там же Р. 121-123.


444 Тема 10. Внутренняя регуляция деятельности: психология эмоций

Выражение эмоций голосом, так же как и мимическое выражение, имеет как врожденные видотипичные компоненты, так и приобретенные — социально обусловленные и формирующиеся в процессе индивидуального развития компоненты. Врожденными механизмами обусловлены такие проявления, как изменение силы голоса (при изменении эмоционального возбуждения) или дрожание голоса (под влиянием волнения). При усиле­нии эмоционального возбуждения возрастает количество функциональных единиц, актуализированных к действию, что оказывает влияние на усиление активации мышц, участвующих в голосовых реакциях.

Иногда сильное возбуждение может, напротив, проявляться в умень­шении силы голоса (можно говорить шипящим от ярости голосом). Эта форма является следствием сочетания врожденной тенденции к усилению голоса под влиянием эмоций и приобретенной способности не издавать слишком сильных звуков. Что касается движений всего тела — пантоми­мики, то здесь удалось выявить одну отчетливую комплексную реакцию, возникающую в ответ на сильный внезапный раздражитель, прежде всего звуковой. Это так называемая реакция вздрагивания (startle pattern). Не­которые авторы считают, что эта реакция предшествует собственно эмоци­ональным реакциям. К последним можно относить лишь более развитые ее формы. Эти более развитые формы носят явный отпечаток социальной обусловленности.


7238482286729586.html
7238569938892805.html
    PR.RU™